Совет главных конструкторов королева

В ракетно-космической корпорации «Энергия» им. С.П. Королёва (входит в состав Госкорпорации «Роскосмос») состоялось заседание Совета главных конструкторов по российскому сегменту Международной космической станции.

О задачах по подготовке к запуску пилотируемого корабля «Союз МС-15» на ракете-носителе «Союз-ФГ» и готовности корабля «Союз МС-14» к завершению полета сообщил генеральный директор РКК «Энергия» Николай Севастьянов. Он отметил, что это будет завершающий пилотируемый пуск с «Гагаринского старта» космодрома Байконур. Последующие полёты кораблей «Союз МС» планируются на ракете-носителе «Союз-2.1а» со стартовой площадки № 31.

Он также подчеркнул значимую роль посадки корабля «Союз МС-14», так как в нем доработана система управления движением и навигацией в части управляемого спуска. Аналоговая система управления спуском полностью заменена цифровой на базе прибора БИУС (блок интегрирования угловых скоростей), разработанного в РКК «Энергия».

О ходе подготовки к запуску пилотируемого корабля «Союз МС-15» и готовности «Союза МС-14» к завершению полета доложил первый заместитель генерального директора РКК «Энергия» Сергей Романов.

С докладами о готовности всех систем и приборов корабля «Союз МС-15» и российского сегмента станции также выступили главные конструкторы, ответственные представители РКК «Энергия» и организаций-соисполнителей: РКЦ «Прогресс», НИИ ТП, Российские космические системы, НИИ «Субмикрон», НПП «Звезда», ЦНИИмаш, НИИ парашютостроения, КБ ХИММАШ, НИТС, НИИ СК, ЦЭНКИ, Служба ЕС АКПС, ИМБП, НИИ ЦПК, КБ «Салют» и др.

О результатах полета МКС, программе полета на предстоящий период, состоянии готовности МКС, Главной оперативной группы управления и средств обеспечения полета к выполнению программы очередной экспедиции рассказал первый заместитель генерального конструктора по лётной эксплуатации, испытаниям ракетно-космических комплексов и систем РКК «Энергия» Владимир Соловьёв. Всего в период экспедиции МКС-60 планируется к реализации 53 эксперимента, а экспедиции МКС-61 — 51 эксперимент по российской программе. Располагаемых ресурсов для выполнения программы экспедиции достаточно. Наземный комплекс, персонал управления полетом готовы к запуску корабля «Союз МС-15».

Представитель NASA Джонатан Броган рассказал о состоянии американского сегмента космической станции, заявив о готовности к прибытию пилотируемого корабля «Союз МС-15».

По итогам заседания Советом главных конструкторов одобрены предложения РКК «Энергия»:

  • по программе завершения полета корабля «Союз МС-14»;
  • по плану подготовки корабля «Союз МС-15» к запуску 25 сентября 2019 года и доставке на МКС экипажа корабля в составе трех человек.
Совет главных конструкторов
Дата основания 1961
Дата роспуска 1966
Тип группа учёных-ракетчиков
Лидер В. Н. Челомей
Штаб-квартира ОКБ-52

Совет главных конструкторов (сокр. СГК) — совещательный орган советских учёных в области ракетно-космической техники, существовавший в период 1961–1966 гг., после того как фактически прекратил своё существование одноименный совет, созданный и возглавлявшийся на протяжении длительного периода времени С. П. Королёвым (в период 1946–1961 гг.). Новый руководитель совета — В. Н. Челомей — стремился придать руководимому им органу минимально необходимый формализованный характер, в то время как в период руководства С. П. Королёва функционирование совета и связи между его членами осуществлялись на неформальной основе. В конце 1964 г., после отстранения Н. С. Хрущёва с поста Первого секретаря ЦК КПСС, Челомей утратил свои лидерские позиции как в возглавляемом им совете, так и в сфере советского ракетостроения в целом. Какое-то время после этого Совет главных конструкторов существовал как контролируемая функция военно-промышленного комплекса СССР, утверждая уже принятые высшим руководством страны решения и не вмешиваясь в ход их рассмотрения и принятия.

Содержание

Учреждение [ править | править код ]

Решение организовать Совет главных конструкторов, собирающийся раз в два месяца во второй вторник второго месяца было принято на большом совместном совещании главных конструкторов различных предприятий Государственного комитета по авиационной технике, Государственного комитета по радиоэлектронике с представителями министерств и ведомств, 3 августа 1960 г. Первое заседание совета было назначено и состоялось 11 октября 1960 г. На этом этапе, совет под руководством В. Н. Челомея существовал параллельно с советом, возглавляем С. П. Королёвым [1] .

Преемственность [ править | править код ]

Поскольку со времени своего возникновения, совет имел неформальный характер, формального решения о роспуске совета в 1961 году не было, — В. Н. Челомею удалось заручиться поддержкой Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущёва и подвести под свои проекты материальную поддержку за счёт тех статей Государственного бюджета СССР, которые предусматривали расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в сфере военного освоения космоса, разработку и создание ракетной техники и ракетного оружия, поэтому члены совета, видя бесперспективность сопротивления, стали постепенно переходить на его сторону [2] . Фактически, та самостоятельность в своих действиях и независимость от государственных контролирующих инстанций, которая была получена членами совета благодаря теснейшему сотрудничеству с Королёвым, теперь позволяла им это сотрудничество ослабить или прекратить и, одновременно, предоставляла им возможность выбора, — как заметил по этому поводу Я. К. Голованов: «Совет Главных, созданный Королёвым и заседавший чаще всего под его председательством, стал уже совсем иным Советом». [3] Статус официального органа совету под руководством В. Н. Челомея придавало то обстоятельство, что одновременно с проведением встреч членов Совета главных конструкторов, в ОКБ-52, главным конструктором которого являлся Челомей, проводились заседания Совета обороны СССР [4] (кроме того, ОКБ-52 привлекалось Государственным комитетом по авиационной технике СССР на правах головной организации к работам по РКТ и претендовало на выполнение всех государственных программ по пилотируемым космическим аппаратам, что, безусловно, воспринималось другими конструкторами скорее отрицательно, как попытка всё замкнуть на себя и монополизировать сферу ракетостроения и освоения космоса). [5]

Читайте также:  Megafon sp al разлочить

Субъектность [ править | править код ]

С 1941 по 1961 и с 1961 по 1966 г. Совет главных конструкторов, несмотря на свой неформальный или полу-формальный статус (так как он не имел ни уставных документов, ни каких бы то ни было строго определённых процедурных требований и обязательных к соблюдению правил для его членов, участие которых осуществлялось на полностью добровольной основе и все решения принимались по достижению консенсуса, т. е. согласия большинства его членов), являлся субъектом в определении курса государственной политики в сфере космонавтики и ракетостроения, так как его члены имели необходимое влияние на высшее руководство страны в лице членов Политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР. С опалой В. Н. Челомея и уходом из жизни С. П. Королёва, совет утратил свою субъектность в этом отношении и стал пристяжным к органам управления военно-промышленного комплекса СССР (в первую очередь, Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам под руководством Д. Ф. Устинова), их несамостоятельной функцией [6] , хотя его заседания по-прежнему проводились под председательством В. Н. Челомея [1] .

Состав [ править | править код ]

В деятельности совета под руководством В. Н. Челомея, помимо учёных, заседавших ранее с С. П. Королёвым ещё с 1940-х гг., в разное время принимали участие следующие учёные: [1]

и другие деятели науки и организаторы производства, а также высокопоставленные должностные лица государственных структур — министерств и ведомств, лица высшего офицерского состава Вооружённых Сил — генералы и маршалы, представители различных военных учреждений, периодически приглашавшиеся на заседания:

  • С. И. Ветошкин — заместитель Председателя Комиссии Президиума Совета Министров по военно-промышленным вопросам,
  • Н. Д. Гребенников — заместитель Главнокомандующего Войсками ПВО по вооружению, генерал-полковник авиации,
  • П. В. Дементьев — Председатель Государственного комитета по авиационной технике,
  • Н. Н. Детинов — заместитель заведующего оборонного отдела ЦК КПСС, генерал-лейтенант,
  • Г. В. Зимин — первый заместитель Главнокомандующего Войсками ПВО, маршал авиации,
  • В. М. Каретников — заместитель Председателя Комиссии ВПК по вооружению Войск ПРО и ПКО, генерал-лейтенант,
  • А. А. Кобзарев — заместитель Председателя ГКАТ,
  • В. М. Рябиков — первый заместитель Председателя Госплана,
  • В. А. Судец — Главнокомандующий Войсками ПВО — заместитель Министра обороны, маршал авиации,
  • В. А. Шаршавин — заместитель Председателя Государственного комитета по радиоэлектронике,

присутствие которых было призвано на месте формализовать и узаконить решения, принятые конструкторами в ходе совещания, продублировав их приказами по своим ведомствам, — таким образом, В. Н. Челомей пытался оптимизировать неизбежные бюрократические процедуры и мероприятия межведомственного согласования, которые занимали значительно большее время в том случае, если бы с каждым отдельном руководителем ведомства приходилось работать в индивидуальном порядке.

Совет главных конструкторов

Наиболее известная фотография. Байконур, 1954 год
Дата основания 1946
Дата роспуска 1966
Тип группа учёных-ракетчиков
Число участников 6 постоянных (общее число варьировалось)
лидер С. П. Королёв

Совет главных конструкторов (также именовавшийся «твёрдотопливным», [1] так как главные сторонники развития РКТ на основе жидкостных ракетных двигателей имели свои совещательно-консультативные органы; или просто «Совет Главных» [2] ) — неформальный совет по развитию ракетной отрасли СССР под руководством Сергея Королёва, объединял главных конструкторов основных предприятий, участвовавших в ракетно-космической программе 1940-х — 1950-х годов. Существовал с момента развёртывания крупномасштабных работ в отрасли (1946 год) [3] , был расширен в 1954 году [4] [ нет в источнике ] [3] . Возглавлял совет С. П. Королёв, объединявший действия ученых и конструкторов, направлявший их работу к достижению единой цели — созданию баллистических, а затем и космических ракет [5] . Фактически, руководство советом С. П. Королёвым осуществлялось до 1961 г., после чего его члены перешли на сторону В. Н. Челомея [6] , который возглавил аналогичный совещательный орган, также называвшийся Советом главных конструкторов, просуществовавший в таком виде до осени 1964 г., то есть до времени отставки Н. С. Хрущёва с поста Генерального секретаря ЦК КПСС [7] . Окончательно, Совет главных конструкторов прекратил своё существование как самостоятельное явление в 1966 году, после смерти С. П. Королёва, [8] хотя отдельные сообщения о проведении заседаний органа с аналогичным названием относятся и к концу 1966 года, и к более поздним датам [9] . Впоследствии, в 1970-е — 1980-е гг. в СССР существовали внутриведомственные и корпоративные советы главных конструкторов крупных научно-производственных объединений военно-промышленного комплекса (включавших в себя по несколько конструкторских учреждений и соответствующее количество главных конструкторов).

Читайте также:  Схема проигрывателя радиотехника эп 101

Содержание

Общие сведения [ править | править код ]

Для управления системой научно-технических разработок потребовался координационный орган, каковым стал совет главных конструкторов, которые принимали все важные решения, на заседаниях этой команды принимались решения всех принципиальных и текущих вопросов космической программы. Несмотря на то, что совет имел неформальный характер, его члены обладали необходимыми полномочиями для формирования направления развития советской ракетно-космической программы и смежных исследований, что упоминают в своих воспоминаниях члены совета, другие участники проекта [4] [10] [11] и исследователи отрасли [12] .

В первый совет вошли главные конструкторы предприятий, которые занимались ракетно-космической программой на руководящих должностях с 1946 года:

  • Владимир Бармин — директор ГСКБ «Спецмаш», главный конструктор стартовых комплексов;
  • Валентин Глушко — главный конструктор ОКБ-456, разработка ЖРД;
  • Сергей Королёв — главный конструктор ОКБ-1, разработка ракет-носителей, спутников, баллистических ракет и других изделий этого направления;
  • Николай Пилюгин — заместитель главного конструктора НИИ-885М. С. Рязанского по автономным системам управления, с февраля 1947 года главный конструктор;
  • Михаил Рязанский — главный конструктор НИИ-885 по аппаратуре радиосвязи для ракет;
  • Виктор Кузнецов — главный конструктор НИИ судостроительной промышленности гироскопических командных приборов.

Эта команда иногда называется «великолепная шестёрка» [4] [11] . На часто использующейся в литературе фотографии шести конструкторов, снятой на Байконуре в 1954 году, нет Кузнецова, но есть Богомолов, которого отдельные авторы называют членом «великолепной шестёрки» [12] .

Около 1954 года советский космический проект вплотную приблизился к решению задачи отправки человека в космос. В связи с расширением круга решаемых задач в совет были введены новые специалисты [3] :

  • Мстислав Келдыш — с 1950 года научный руководитель НИИ-1 Министерства авиационной промышленности, занимался механикой и аэрогазодинамикой летательных аппаратов.
  • Алексей Богомолов — с 1954 года руководитель космического сектора ОКБ МЭИ, разработчик аппаратуры для средств радиотелеметрии и траекторных измерений.
  • Владимир Котельников — с 1954 года директор Института радиотехники и электроники АН СССР.

В состав совета в разное время также входили: [13]

Противоречия [ править | править код ]

Несмотря на то, что С. П. Королёву удалось на длительное время сплотить под своим руководством видных советских учёных в сфере ракетно-космической техники, необходимо учитывать, что в космонавтике они были фигурами не менее важными, чем Королёв [14] . Между членами совета сохранились противоречия и старая, длящаяся годами, а подчас десятилетиями, хотя и нигде не афишируемая борьба и антагонизм, часто переходящий за рамки сугубо научных противоречий и выходящий на уровень межличностных конфликтов (к примеру, между Янгелем и Челомеем, между Челомеем и Королёвым, между Королёвым и Глушко, между Королёвым и Янгелем, и так далее). По воспоминаниям Бориса Чертока в 1960 году обострились проблемы во взаимоотношениях Глушко и Королёва [10] , которые окончательно завели в тупик взаимодействие между членами совета после запуска человека в космос в 1961 году. Необходимо особо отметить, что несмотря на остроту противоречий между членами совета, ни Королёв, ни кто-либо ещё из числа членов совета, не позволяли себе публичной критики своих оппонентов и шагов, которые могли быть истолкованы как выходящие за рамки приличия, при том, что каждый конструктор, разумеется, старался перетянуть «одеяло на свою сторону» в плане обеспечения государственной поддержки собственных проектов и сокращения, либо поглощения конкурирующих структур [15] . Критика соперников, при этом, носила сугубо технический и весьма вежливый характер, но это не отменяло её бескомпромиссной сути и, как по этому поводу вспоминал позже С. Н. Хрущёв, — на тот момент заместитель главного конструктора ОКБ-52 В. Н. Челомея, — он получал от своего руководителя негласное указание: на заседаниях научно-технических советов «топить» как бесперспективные те проекты конкурирующих конструкторских бюро, бесперспективность которых не была доказана, — и Челомей это понимал, — но развитие которых шло вразрез с теми проектами, которые разрабатывались в его собственном конструкторском бюро (в случае изменения политической конъюнктуры в стране, Челомей ожидал, и небезосновательно, точно таких же шагов от Королёва и других своих конкурентов, а потому пользовался своим служебным положением и неформальными связями с Генеральным секретарём ЦК КПСС, как, впрочем, и другие конструктора, имевшие своих негласных покровителей из числа кандидатов и членов Политбюро ЦК). Причём, не только межличностные конфликты довлели над учёными, — от каждого из членов совета, как от руководителя той или иной научно-исследовательской, научно-производственной или опытно-конструкторской организации, зависело сохранение и увеличение числа рабочих мест на курируемых ими предприятиях, укрупнение штатов, расширение производственной базы, ведь за каждым членом совета стояли тысячи научно-технических и инженерно-технических работников, военнослужащих и гражданских лиц участвующих в проектах, занятость которых и обеспечение их работой напрямую зависело от стойкости и успешности в отстаивании их начальниками собственной позиции перед высшим военно-политическим руководством страны [7] .

Читайте также:  Adjustment program epson p50
Я помню, когда наше КБ конкурировало с Королёвым, кто первым пошлёт человека на Луну, то мой приятель, наш главный баллистик Володя Модестов сказал: „Ты посмотри на этих двоих [Челомея и Королёва]. Каждый из них предпочтёт, чтобы американцы первые сели, а не конкуренты“
— Сергей Хрущёв в эфире радио «Эхо Москвы» [16]

При всём накале противостояния, даже в кругу ближайших знакомых из числа коллег, подчинённых и доверенных лиц, учёные вели себя весьма сдержанно, как и подобает персонам такого уровня, и не позволяли себе каких-либо резких выпадов в адрес оппонентов, — даже в конфиденциальном разговоре Королёв позволял себе лишь посетовать в отношении Челомея: «Челомей и то, Челомей и сё, Челомей всё берет в свои руки». [17] Несмотря на напряжённые отношения Королёва с Янгелем, известно, что Королёв приезжал к Янгелю в Днепропетровск и они провели несколько дней на рыбалке, на Днепре, обсуждая ситуацию в ракетостроении, ситуацию в стране и вырабатывая совместный план действий. Свидетели событий тех лет из числа лиц, поддерживавших доверительные отношения со многими из указанных учёных, единодушны в том, что ни Королёв к Челомею, ни Челомей к Королёву с откровенной враждебностью не относились. Один из ведущих сотрудников Челомея — Г. А. Болтянский рассказывал, что Челомей любил ставить Королёва в пример другим как сильную личность. А сотрудники Королёва И. В. Лавров и М. С. Флорианский вспоминали, как Королёв посылал своё «посольство» к Челомею для налаживания деловых контактов [18] . Как отмечает по этому поводу А. П. Соловьёв, история противостояния двух ракетных гениев — Челомея и Королёва — заслуживает если не отдельной книги, то фильма уж точно [19] . В этом плане можно сказать, что С. П. Королёву силой собственного авторитета и организационных способностей удалось создать такой орган, который долгое время выполнял не только совещательные функции, но и являлся дискуссионной площадкой для поиска компромисса и примирения конфликтующих сторон, каждая из которых имела большой вес и значение в определении направления развития ракетно-космических технологий, как военного, так и гражданского назначения.

Попытки возрождения [ править | править код ]

В начале 2000-х гг. делались попытки воссоздать Совет генеральных конструкторов, как совещательный орган при Президенте РФ (наряду с аналогичными советами по другим вопросам), который бы определял направление развития вооружений, военной техники и изделий гражданского назначения [20] .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector